Устав. Перед обращением в клинику обязательно к прочтению
Close
Метод RANC-REVERGENCIA.
Подробный обзор его нейрофизиологических механизмов. Психосоматическая теория патогенеза Болезни Паркинсона

Новый подход к лечению хронических заболеваний путём структурно-функциональной перестройки нервных центров головного мозга посредством регулярной гиперстимуляции ретикулярной формации.
Вступление и краткое содержание

Эта работа является наиболее полным и подробным описанием особенностей метода Восстановления Активности (Реактивации) Нервных Центров – RANC (The Restoration of Activity of Nerve Centers). Я использую слово «работа», а не статья, потому что текст состоит из нескольких статей и все они объединены общим смыслом.

В заключительной части после описания нейрофизиологических механизмов, на которых базируется этот метод лечения, я привожу главу, в которой излагаю собственную психосоматическую теорию патогенеза Болезни Паркинсона. Сначала мне пришлось выдвинуть гипотезу о том, что Болезнь Паркинсона не является нейродегенеративным заболеванием, потому что современная теория, которая связывает патогенез этого заболевания с недостатком дофамина, на фоне нейродегенерации не даёт ответы на многие вопросы. Впоследствии полученные клинические данные доказали правоту гипотезы, что причиной хронических заболеваний, в том числе и Болезни Паркинсона, является нейропластичность. Поэтому я считаю возможным говорить не о гипотезе, а о нейропластической теории патогенеза хронических заболеваний. Впервые я опубликовал её на своём сайте в 2014 году под названием «Теория патологических условных рефлексов». В этой работе я решил опубликовать свои мысли относительно психосоматической природы патогенеза Болезни Паркинсона. Несмотря на то, что я считаю психосоматику механизмом, лежащим в основе любых заболеваний, на Болезни Паркинсона приходится делать отдельный акцент из-за её особой тяжести, а также ярлыков загадочности и неизлечимости.

Я старался по возможности избегать лишних терминов, чтобы текст был понятен любому неподготовленному читателю, но думаю, что та информация, которой я решил поделиться, будет интересна в основном тем людям, которые хотят знать о нейрофизиологических механизмах этого инновационного подхода в лечении хронических заболеваний. Лично меня всегда не удовлетворяло то, что мне непонятны процессы, происходящие в головном мозге, получаемые в результате инъекций в трапециевидную мышцу. Поэтому в этой работе я решил описать процессы, происходящие при возникновении заболеваний, и то, что происходит после стимуляции ретикулярной формации, результатом которой является стойкая редукция симптомов хронических заболеваний.

В тексте я использую термины Патологические нейросети или Неонейросети. Этими терминами я обозначаю нейросети, возникающие на фоне неблагоприятных внешних обстоятельств, которые в силу своего несовершенства вносят хаос в процессы проведения возбуждения в нервных центрах.



Анализ причин заболеваемости
и продолжительности жизни


То, что сегодня, несмотря на достижения науки в области изучения устройства и функционирования организма, существуют хронические неизлечимые заболевания, абсолютное большинство людей относит на счёт недостаточности их исследований. Объективный взгляд на эту проблему позволяет сделать вывод, что сегодня нет заболеваний, с которыми медицина способна справиться. Конечно, нельзя отрицать её возможности в части борьбы с инфекционными заболеваниями посредством антибиотиков и вакцин и в хирургии при травмах или других случаях, когда хирургия вынуждена решать вопросы, которые неспособна решить терапия, но при любом виде хронического заболевания медицина сегодня бессильна. Я говорю не об облегчении состояния больного человека, а о том, что у медицины сегодня нет возможности полной ликвидации хронических заболеваний путём влияния на их патогенез. Патогенез — это совокупность последовательных процессов, определяющих механизмы возникновения и течения болезни. Патогенез включает в себя взаимосвязанные процессы, происходящие в больном организме, развивающиеся в нем после воздействия этиологического (причинного) фактора.

Заболевания, с которыми мы сегодня сталкиваемся, можно разделить на две группы. Первая - это заболевания, вызывающие незначительные нарушения работоспособности и самочувствия, которые непродолжительны по времени и симптомы которых могут ослабевать без активного внешнего вмешательства или после приёма фармакологических препаратов. Вторая группа - это хронические заболевания, протекающие непрерывно, имеющие тенденцию к неуклонному прогрессированию, которые или изначально не поддаются коррекции фармакологическими препаратами, или приобретают к нему резистенцию.

Другими словами опираясь на логику далёкого от медицины человека, можно сказать так, что есть болезни «хорошие», как, например, остеохондроз или редкие приступы мигрени, которые, хотя и неизлечимы, но с которыми жить можно, а есть «плохие», как, например, Болезнь Паркинсона или ревматоидный артрит, которые являются приговором и делают жизнь адом.

Невозможность реального избавления от любого заболевания ни от того, которое не считается хроническим и тяжёлым, ни от тех, которые пугают даже своими названиями, обусловлена неверным подходом к решению этой проблемы.

Решение найдено и оно находится не в стадии гипотезы в уме или на бумаге, а применяется на практике, позволяя людям избавляться от заболеваний, которые сегодня признаны неизлечимыми. Чтобы понять новый принцип, положенный в основу метода лечения всего разнообразия хронических заболеваний, необходимо иметь понятие о нескольких особенностях устройства и работы мозга. Чуть ниже я перечислю и кратко опишу эти механизмы, а для начала поясню, в чём заключается традиционный, используемый на сегодняшний день подход к лечению заболеваний, и почему он не позволяет ни от одного из них избавиться.



О факторах, влияющих
на продолжительность жизни


Традиционно принято считать, что всевозможные неблагоприятные факторы внешней среды независимо от их природы в конечном итоге приводят к нарушениям в протекании химических реакций в органах и системах организма. Это подтверждается многочисленными и непрекращающимися исследованиями биохимиков и физиологов, изучающих сложные химические процессы, обеспечивающие нашу жизнедеятельность. Начиная с глубокой древности известно, что применение различных химических веществ природного, животного и растительного происхождения способно оказывать на организм различные виды воздействия. Поэтому идея использования таких веществ в качестве лечебных средств для регуляции нарушений того или иного вида обмена веществ при заболеваниях близка и понятна любому, даже очень далёкому от медицины человеку. Поэтому медицина до сих пор движется по пути изучения всё более тонких видов нарушения обмена веществ при каждом отдельном заболевании и поиска средств, способных эти нарушения скорректировать.

На протяжении всей истории человечества продолжительность жизни из-за частых войн, эпидемий, низкого уровня жизни и неразвитости медицины была крайне низкой и вплоть до двадцатого века не превышала тридцати-тридцати пяти лет. Это не значит, что люди не жили дольше, потому что этот показатель учитывает многие параметры, в том числе рождаемость и младенческую смертность, а не только средний срок жизни взрослого человека, но, тем не менее, он считается точным. Так вот, в двадцатом веке средняя продолжительность жизни значительно увеличилась. Конечно, по разным странам она разная и по данным Всемирной Организации Здравоохранения самая низкая продолжительность жизни в Анголе (Африка) 38.2 (средняя) 37.24 мужчины и 39.22 женщины, а самая высокая в Японии 86.4 (средняя) 83.7 мужчины и 88.9 женщины. В развитых и развивающихся странах она в основном превышает семидесятилетний рубеж, а самая низкая продолжительность жизни - в беднейших странах Африки. Я привожу эту статистику, не очень интересную для конкретного отдельного человека, не случайно, а чтобы рассказать о том, что этот возросший показатель способствует выявлению проблемы хронических заболеваний. Не нужно быть большим учёным, чтобы понимать, что увеличение продолжительности жизни ведёт к росту количества и тяжести хронических заболеваний даже потому, что для того, чтобы болезнь стала хронической, нужно элементарно дольше прожить. И если раньше абсолютное большинство просто не успевало дожить до того периода, когда возникшее заболевание начинает переходить в хроническую форму, то улучшение качества жизни и некоторые успехи медицины позволяют людям, имеющим хронические болезни, жить с ними длительное время.

Всё обстоит именно так и сегодня по оценкам Всемирной Организации Здравоохранения на здоровье человека, которое напрямую связано с продолжительностью жизни, в первую очередь влияет условия и образ жизни, на втором месте состояние окружающей среды, на третьем генетические факторы, а медицинское обеспечение на самом последнем. По этим оценкам вклад медицины в состояние здоровья и продолжительности жизни составляет всего лишь 10-15%. То есть медицина находится на последнем месте. Никто не будет отрицать важности первых двух показателей, на которые каждый из нас в силу своих возможностей может оказывать большее или меньшее положительное влияние, в отличие от генетического набора, доставшегося нам от родителей, который мы не можем изменить. Ну а что же с медициной? А с медициной сегодня ситуация сложилась особенным образом и она не случайно оказалась на последнем месте в списке факторов, влияющих на состояние здоровья и продолжительность жизни. Если воля и стечение удачных обстоятельств, которыми человек может воспользоваться, позволяют повлиять на здоровье путём увеличения собственного благосостояния, ведения здорового образа жизни и переселения в места с хорошими экологическими условиями, то на медицинский аспект проблемы сохранения здоровья повлиять невозможно. Людям, стеснённым в материальных средствах, это утверждение может показаться абсурдным, потому что у них имеется иллюзия того, что будь бы у них неограниченные финансовые возможности, то они смогли позволить себе самую лучшую медицинскую помощь и их бы вылечили. К сожалению это не так, и те, кто имеет средства для оплаты любой и самой дорогой медицинской помощи в самых лучших Клиниках мира, меня хорошо понимают, потому что имеют опыт такого лечения и жалкие осколки надежд на его успех, разбившихся об ограниченные возможности современной медицины. Никто не будет спорить, что богатый человек имеет возможность получить медицинские услуги в более полном объёме, чем человек менее состоятельный, а тем более бедный, но всё дело в том, что у современной медицины, сделавшей ставку на фармакологию, имеется непреодолимый потолок возможностей, которые никакие суммы пробить не в состоянии. Как пример, я могу привести Болезнь Паркинсона, которая абсолютно одинаково одолевает и Римского Папу, и бедного пенсионера, получающего по дотации лекарства, применение которых и ему, и Папе Римскому приносит один результат. Это так, и такое же положение наблюдается с любыми хроническими заболеваниями с той лишь разницей, что многие из них терпеть и переносить легче, чем болезнь Паркинсона. Однако я пишу эту статью не для того, чтобы заострить внимание на ограниченности возможностей современной медицины, а с той целью, чтобы показать, как изменение традиционного и считающегося единственным подходом к лечению заболеваний способно избавить нас от этой проблемы.

Я не случайно обратил Ваше внимание на увеличение продолжительности жизни. Все знают, что когда мы молоды у большинства из нас не то что какие-то заболевания, но просто лёгкие недомогания случаются редко и либо проходят сами, либо хорошо лечатся простыми таблетками. Со временем эти недомогания становятся всё чаще, продолжительней, а для поддержания нормального самочувствия приходится переходить на более или менее регулярное употребление медицинских препаратов. С дальнейшим увеличением возраста количество наименований и дозировки препаратов возрастают, но это приводит уже не к тому, что человек при этом чувствует себя хорошо, а к тому, что без такого лечения он ощущает себя отвратительно, а с лечением просто еще и плохо. Физические возможности больного человека при этом существенно ограничиваются вплоть до того, что он становится инвалидом первой группы, которому требуется постоянный посторонний уход. Принято считать, что такое положение вещей неизбежно, нормально и связано с процессом старения, который у каждого должен происходить по- своему, согласно имеющихся генетических программ. Несмотря на эту кажущуюся строгую закономерность, показатели здоровья и продолжительности жизни целых стран, население которых имеет разный генотип, увеличиваются при улучшении условий жизни. Ухудшение здоровья и продолжительности жизни, а попросту скорость дряхления в первую очередь связаны с социальными факторами, но никак не с генетическими, или расходами на медицину.

По данным нового исследования, результаты которого были опубликованы в Canadian Medical Association Journal, увеличение социальных расходов связано с улучшением здоровья населения, в то время как увеличение расходов на здравоохранение не оказывает такого же эффекта.

«Принято считать, что повышенные расходы на здравоохранение должны автоматически улучшать здоровье населения, однако оказалось, что это не так. А вот социальные расходы государства улучшают здоровье каждого человека в стране. Если сравнить расходы на медицину с расходами на социальные услуги, то можно заметить, что социальные расходы весьма небольшие, поэтому, если финансирование медицины и социальной сферы перераспределить, медицинская сфера от этого перераспределения не пострадает», - рассказал доктор Даниэль Даттон (Daniel Dutton), автор исследования.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что на сегодняшний день только социальные расходы на улучшение качества жизни и условий окружающей среды могут оказывать положительное влияние на здоровье и продолжительность жизни. Несмотря на некоторые успехи, которые относятся к разряду экспериментов, генетика, как наука, сегодня не в состоянии оказать какое-либо заметное положительное влияние на здоровье и продолжительность жизни. А как же медицина?

Нахождение медицины на последнем месте в списке факторов, влияющих на улучшение здоровья и увеличения продолжительности жизни, и невозможность изменения этого положения при увеличении расходов на медицину говорит о том, что все имеющиеся резервы уже исчерпаны. Можно, конечно, продолжать верить в то, что направление огромных средств на исследования и поиск новых видов лекарственных препаратов когда-то столкнёт ситуацию с мёртвой точки, но статистика и непредвзятый анализ сути проблемы говорят совсем об обратном. Стоит пояснить, о каком анализе идёт речь и на чём основан этот неутешительный вывод.

Если обобщить и взглянуть на проблему широко, то мы имеем следующие факты. От рождения и до смерти человек проживает некоторый отрезок времени, который не может быть больше, чем заложено в его индивидуальной генетической программе. На продолжительность жизни среднего человека, то есть имеющего генотип не лучшего и не худшего качества, чем в среднем по популяции, существенное влияние оказывает только улучшение образа жизни, питание и улучшение условий внешней среды. На генетику оказать позитивное влияние современная наука не в состоянии. Медицина способна оказывать позитивное влияние только там, где она до этого полностью отсутствовала, где у населения нет элементарных навыков гигиены и медицинских знаний. То есть свой ограниченный потенциал современная медицина, базирующаяся на фармакотерапии, способна реализовывать только в странах, где она полностью отсутствует и свирепствуют инфекционные заболевания. В развитых странах за прошедший двадцатый век наблюдался неуклонный рост продолжительности жизни и столь же неуклонный и параллельный рост числа хронических заболеваний. Медицина при этом оказалась не способна эти заболевания устранять, но может лишь в большей или меньшей степени смягчать эти симптомы. То есть, чем дольше человек живёт, тем большее количество хронических заболеваний он приобретает, а медицина, имеющая на начальных этапах заболеваний некоторую эффективность, постепенно полностью её утрачивает, несмотря на увеличение количества и дозировок принимаемых препаратов. Другими словами, медицина способна лишь продлевать жизнь хронически и безнадёжно больных людей, полностью утрачивая эффективность, по мере неуклонного прогрессирования заболеваний. Ничего нового в этом нет, и каждому больному человеку приходится, в конце концов, с этим согласиться. Но так ли уж на самом деле всё печально, если допустить, что у медицины есть ещё нереализованный огромный потенциал, который способен полностью изменить существующее сегодня положение с хроническими заболеваниями? Да, на самом деле теперь всё не так плохо, и, несмотря на кажущуюся нереальность открывшихся перспектив, сегодня у нас появилась реальная возможность избавляться от уже имеющихся хронических заболеваний и предотвращать только-только начинающиеся.



Об объективной ограниченности возможностей фармакотерапии хронических заболеваний

Сначала очень и очень коротко о причине непреодолимой ограниченности возможностей фармакотерапии. В каждой из огромного количества клеток нашего тела и мозга, этим телом управляющего каждую секунду, происходят многие триллионы взаимообусловленных сложных химических реакций. Организм, это открытая саморегулирующаяся система, то есть он постоянно контактирует с внешней средой и откликается на любые происходящие в ней изменения. Тончайшая регулировка всех этих взаимообусловленных реакций происходит под непосредственным контролем головного мозга согласно генетически заложенных программ.

Я считаю, что в основе современного беспомощного положения медицины лежат два основных фактора. Первый, - это абсолютно беспочвенная и безответственная идея о том, что отрегулировать такую сложную и постоянно меняющуюся биологическую систему, как наш организм, возможно путём введения в неё извне различных химических препаратов. Приведённая выше статистика и личный опыт каждого человека, страдающего от хронических заболеваний, говорит о том, что достичь этой цели невозможно. Второй фактор, - это отрицание роли головного мозга в регуляции всех происходящих в организме процессов. Неизученность мозга и происходящих в нём процессов привела к тому, что, несмотря на формальное признание его важной роли в регулировке всех функций организма, на деле его приоритет игнорируется. Мозг необоснованно поставили в один ряд со всеми другими органами, такими как печень, сердце или железы внутренней секреции, и сегодня его роль в регуляции всех происходящих процессах принижена настолько, что даже упоминание того, что им управляется любой орган, вызывает у людей искреннее изумление. Сегодня по умолчанию считается, что факторы внешней среды оказывают непосредственное влияние на процессы обмена веществ во всех тканях, органах и системах организма, в том числе и мозга. Как уже говорилось выше, единственной возможностью компенсации возникающих в них нарушений считается активным вмешательство в эти процессы введение фармакологических препаратов. То есть возможности мозга в восприятии изменений во внешней и внутренней средах и его роль в регулировке процессов взаимодействия организма с внешней средой никак не учитываются. Для регулировки деятельности мозга также предлагается применять химические препараты, участвующие в процессах его метаболизма. Конечно, это работает, потому что если бы фармакотерапия была абсолютно неэффективна, то к ней бы никто и не прибегал, или считанные единицы, как например, те, кто верит в гомеопатию. Фармакотерапия при лечении внутренних болезней показывает эффективность только на начальных этапах, когда имеется минимум нарушений. В дальнейшем при нарастании количества и качества нарушений процессов обмена веществ она постепенно начинает утрачивать эффективность вплоть до полной неспособности положительного влияния на эти реакции.

Сегодня медицина не даёт внятного ответа на вопрос о причине или причинах прогрессирования хронических заболеваний. Считается, что это самое прогрессирование просто является свойством таких болезней, а в дальнейшем прогрессирование заболевания, повинно продолжающееся воздействие факторов, способствующих возникновению заболевания. Такое утверждение во многих случаях справедливо и доказано, иначе его бы и не существовало, но оно работает не более чем в половине случаев хронических заболеваний. Существует большое количество хронических заболеваний, для которых не определён основной фактор, способствующий их возникновению, или же список таких причин настолько велик, что заставляет сомневаться в том, что они действительно могут приводить к болезням, тем более что на других людей эти факторы влияния не оказывают. В таких случаях медицина обычно ссылается на генетическую предрасположенность, что равнозначно признанию того, что одним людям просто на роду написано болеть этими болезнями, а другим нет, но проверить это невозможно, особенно тогда, когда у предков больного такого заболевания не встречалось.

Теперь следует перейти к описанию некоторых базовых принципов устройства и функционирования головного мозга, использование которых позволяет прекращать прогрессирование хронических заболеваний и избавляться от возникающих впервые.



Особенности устройства головного мозга и нейронов, приводящие к заболеваниям

К моменту рождения мозг человека имеет сто миллиардов нейронов, соединенных между собой в сложные нейронные сети, позволяющие всем органам и системам организма функционировать. Однако, ни для кого не секрет, что уровень функциональной активности всех систем тела новорожденного очень далёк от тела взрослого человека. Тело и мозг новорожденного одинаково не развиты, но при этом имеется существенная разница. Если не брать во внимание соотношение размеров тела и мозга новорожденного и незрелость половой и тесно связанных с ней эндокринной и иммунной систем, то тело новорожденного можно считать вполне готовым к жизни организмом. То небольшое количество нейронов, которое на момент рождения уже объединено в нейросети, позволяет телу новорожденного выполнять все свои основные функции и при помещении его в комфортные условия такое тело вполне жизнеспособно.

Другое дело мозг. Дело в том, что ребёнок рождается с мозгом, развитым всего на четверть по отношению к мозгу взрослого зрелого человека 20-27 лет. Мозг мальчиков при рождении весит в среднем 390 грамм (340-430), а девочек 355 грамм (330-370), что составляет 10-12% от массы тела. В течение первого года мозг ребёнка удваивает свой размер. А что происходит в мозге при дальнейшей жизни, росте и развитии? Мозг в это время созревает и нейроны, из которых он состоит, по мере созревания образуют между собой связи по плану, заложенному в генетической программе. Если бы этим всё и ограничивалось, то мы были бы биороботами, которые при росте и развитии мозга всегда только реализовывали комбинации наследственных программ, доставшихся от наших родителей. Учитывая довольно стереотипный план устройства головного мозга, который обеспечивает нормальное функционирование организма, и, не принимая во внимание дополнительные возможности, организмы всех людей функционировали бы практически с одинаковой эффективностью, но имели бы крайне низкую приспособляемость к изменяющимся условиям внешней среды. Любое её изменение, выходящее за рамки базовых возможностей, обеспечиваемых имеющимися межнейронными связями, приводили бы к непоправимым нарушениям обмена веществ и гибели.

Все 100 миллиардов нейронов мозга имеют возможность в ответ на изменения внешних условий образовывать между собой дополнительные межнейронные связи, которые не запланированы генетическими программами. То есть, на основе базовых межнейронных связей, которые если мозг ещё не созрел, пока не созданы, существующими нейронами создаются дополнительные связи.

Если бы нейроны не имели этого свойства, то мы не могли бы научиться ни одному дополнительному, не заложенному в генах навыку. Всё, что мы делаем, или то, что случается с нами неоднократно, наш мозг сразу же фиксирует в своих нейросетях, усложняя уже имеющуюся базовую структуру за счёт создания дополнительных связей. Чем чаще и дольше мы тренируем какой-то навык, тем больше нейронов и их аксонов включаются в образующиеся новые нейронные сети, которые через ассоциативные зоны коры мозга могут связывать отделы с совершенно разными функциями. Обучаясь любым сложным двигательным навыкам, например, игре на скрипке, мы создаём нейросеть, в которой кроме сенсорной и моторной извилин коры обоих полушарий участвуют такие нервные центры, как зрительный и слуховой. Если говорить об игре на скрипке, то известно, что для того, чтобы стать виртуозным исполнителем, требуется не менее 7 лет регулярных упражнений. Для того, чтобы в совершенстве освоить менее сложный навык, например, управление автомобилем, вязание, печать текста на клавиатуре или освоить азы бухгалтерского учёта, времени требуется меньше, но в любом случае для того, чтобы этот навык появился, нейроны должны объединиться в нейросеть. Каждый из нас знает, что если однажды мы чему-нибудь научились, то у нас этот навык сохраняется навсегда. Даже если мы долгое время не применяли свои умения, то при необходимости мы можем очень быстро их восстановить. Считается, что для того, чтобы выработать или избавиться от какой-либо привычки, для начала достаточно трёх недель, то есть 21 день. По всей видимости, за такое время формируется более или менее устойчиво функционирующая нейросеть.

Конечно, мозг человека устроен чрезвычайно сложно, и одно только упоминание о нём у большинства людей вызывает ощущение, состоящее из смеси загадочности и уважения. Однако, нам для того, чтобы разобраться с тем, какую роль играет головной мозг в возникновении заболеваний и предлагаемого принципа устранения их причины, не требуется вдаваться во все тонкости его организации. Наоборот, в связи с тем, что сегодня весь массив накопленных знаний о мозге не позволяет применить их с целью устранения хронических заболеваний, нам нужно применить иной взгляд на устройство и функционирование мозга. Требуется некоторое обобщение, которое позволит понять принцип, на котором базируется способ устранения причины хронических заболеваний и вытекающего из него восстановления нормального обмена веществ.

Если совсем отвлечься от тонкостей устройства мозга и не учитывать наличие в нём большого количества кровеносных сосудов и глиальной ткани, то можно сказать, что по большому счёту он состоит только из тел нейронов и их отростков, которыми эти нейроны между собой соединяются. Такое упрощение вполне приемлемо, потому что, не отвлекаясь на разные частности, позволяет сделать один важный вывод, который лежит в начале цепи умозаключений, приводящих к пониманию механизма возникновения хронических заболеваний. Мои выводы основаны на общеизвестных, но в связи с невостребованностью, вызванной невозможностью практического применения, неочевидных физиологических истинах. Ниже привожу эти неочевидные, но никем не оспариваемые факты.

В связи с тем, что мозг контролирует абсолютно все биохимические реакции, происходящие в организме на всех уровнях либо непосредственно, либо опосредованно через гуморальную систему, любые обменные изменения при различных заболеваниях нужно считать отражением изменений структурно-функциональной активности головного мозга.

А чем могут быть обусловлены структурно-функциональные изменения в самом головном мозге? Такие структурные изменения и вытекающие из них функциональные изменения могут быть вызваны только двумя обстоятельствами: либо уменьшением количества нейронов, либо изменением межнейронных связей при том же неизменном числе нейронов. Известно, что количество нейронов, имеющееся к моменту рождения и считающееся равным ста миллиардам, с течением времени не остаётся прежним и имеет склонность только к уменьшению. Считается, что этот процесс, носящий название апоптоза, запрограммирован генетически и имеет непосредственное отношение к процессу старения организма. Но уменьшение количества нейронов, происходящее без участия агрессивных внешних влияний, не приводит к заболеваниям. Это ведёт лишь к постепенному равномерному снижению функциональной активности всех систем организма с увеличением возраста. Поэтому значимые нарушения обмена веществ, которые характерны для определённых заболеваний, не могут быть вызваны планомерным, генетически обусловленным снижением количества нейронов мозга.

Не связанная с апоптозом активная гибель нейронов может происходить под влиянием таких агрессивных внешних факторов, как психические и физические травмы, интоксикации, инфекции, воздействия вредных излучений, как непосредственно влияющих на нервную ткань, так и опосредованно через обменные нарушения, возникающие в результате развивающихся на их фоне заболеваний. Такое снижение количества нейронов, когда оно не происходит одномоментно и компактно, носит название нейродегенерации. Если мозговая ткань в результате внешних воздействий погибает быстро и большими участками, что всегда в конечном итоге связано с нарушением мозгового кровообращения, то это носит название инсульт.

Нарушения, происходящие в организме при инсульте или в результате нейродегенерации, вызванной менингитом, наркоманией или алкоголизмом и в общественном сознании, и в представлении врачей чётко ассоциируются с уменьшением количества нейронов, как причиной происходящих в организме нарушений обмена веществ. То есть, людей не удивляет тот факт, что уменьшение возможностей мозга в связи с гибелью нейронов приводит к заболеваниям, выражающимся во всевозможных обменных нарушениях. Но для абсолютного большинства заболеваний процессы нейродегенерации не характерны, наверное, поэтому сегодня в общественном сознании не популярна идея приоритета головного мозга в процессах регуляции обмена веществ, а, следовательно, и виновника возникающих заболеваний. Здесь я не буду приводить доводы, опровергающие это ошибочное представление, а просто расскажу о неизвестной, поэтому непопулярной роли межнейронных связей в деле появления и прогрессирования хронических заболеваний.

Выше я говорил о том, что если не учитывать сосуды и глию, то мозг состоит только из нейронов, которые, несмотря на некоторые незначительные отличия, имеющиеся в их строении в различных участках нервной системы, устроены примерно одинаково. То есть мозг состоит из нейронов и соединяющих эти нейроны отростков – дендритов и аксонов. Дендриты - это отростки нейронов, по которым нейроны получают информацию, а аксоны - это отростки, по которым информация от одних нейронов передаётся на другие. Для понимания закономерностей работы мозга необходимо знать, как осуществляются эти межнейронные взаимодействия. Они осуществляются при помощи так называемых синапсов, то есть контактов между нейронами. В нервной системе главным и основным видом синапсов является так называемый химический синапс, то есть контакт, между клетками, осуществляемый посредством химического вещества. В окончании аксона содержатся мельчайшие пузырьки, наполненные активным химическим соединением (медиатором), которые при поступлении по аксону электрического импульса выделяются в пространство между мембраной аксона и частью другого нейрона, с которой этот аксон контактирует. Количество выделенного медиатора соответствует силе пришедшего по аксону импульса. Пузырьки выделившегося медиатора вступают в контакт с рецепторами мембраны нейрона, на который передаётся сигнал, и там формируется электрический импульс, равный тому, который поступил от другого нейрона и количеству выделенного медиатора. Смысл химического синапса в том, что такое устройство межнейронного контакта позволяет очень тонко регулировать силу импульсов, которые служат передатчиками информации между нейронами. Возможность непрерывной передачи импульсов обеспечивается постоянным синтезом медиатора в синаптическом окончании аксона. То есть при слабом импульсе медиатора выделяется мало, а при импульсах большой силы и частоты возможно выделение всех имеющихся в синаптическом окончании запасов медиатора, количество которого постоянно пополняется за счёт его синтеза.

Как видно из описания, наряду с преимуществами химического синапса по сравнению, например, с выключателем в электрической цепи, который не имеет тонкой регулировки при передаче поступившего сигнала, синапс всё же имеет и присущее ему ограничение. Дело в том, что необходимость непрерывного синтеза медиаторов для обеспечения бесперебойной передачи импульсов делает синаптическую передачу чрезвычайно энергозатратной. Известно, что мозг человека в абсолютном физическом и психологическом покое, лёжа с закрытыми глазами потребляет 25% от всей глюкозы поглощаемой телом, что полностью соответствует энергетическим затратам, на которые эта глюкоза расходуется. В условиях повышенной психофизической нагрузки энергозатраты мозга значительно возрастают, и в немалой степени - из-за усиления синаптической передачи.

Для иллюстрации ограниченных возможностей синаптической передачи можно привести два примера, один из которых знаком практически каждому из нас. Светоощущение и цветоощущение глаза зависит от рецепторов сетчатки, так называемых палочек и колбочек, то есть нервных клеток, находящихся на задней стенке глаза, на которую падает свет. Эти нервные клетки содержат особые светочувствительные ферменты, - йодопсин и родопсин, которые «сгорают» при попадании на них квантов света и вызывают генерацию этими клетками нервного импульса, равного по силе количеству поступившего в глаз света. Каждый из нас знает, что если посмотреть на яркий свет, например, на солнце, дугу электросварки или встречный дальний свет фар автомобиля, то этот свет нас на некоторое время ослепляет. То есть короткий яркий свет «выжигает» в световоспринимающих нейронах сетчатки весь запас ферментов йодопсина и родопсина, что приводит к кратковременной слепоте, то есть прекращению поступления нервных импульсов от клеток сетчатки в области мозга, которые воспринимают и анализируют поступающие сигналы, превращая их в понятную нам «картинку». Для того, чтобы световосприятие восстановилось, требуется некоторое время, от доли секунды и до нескольких секунд при большой яркости света. Это время необходимо для того, чтобы нейроны сетчатки успели синтезировать зрительные ферменты. Запомните этот простой феномен, на который никто не обращает внимания, потому что он поможет нам понять принцип действия метода RANC, то есть Восстановления (Ре-Активации) нервных центров.

Другой случай, когда нарушается синаптическая передача из-за превышения нагрузки на нейросети мозга,- это менее распространённое явление, которое известно, как болевой шок. При обширной и значительной физической травме, не связанной с большим кровотечением, от которого бы могла наступить смерть, огнестрельном ранении или в некоторых случаях при инфаркте миокарда возможно возникновение болевого шока. В основе механизма происходящих в нервной системе фатальных изменений, которые при неоказании необходимой помощи заканчиваются смертью, лежит нарушение синаптической передачи. Когда от обширных рецепторных полей повреждённых частей тела поступает интенсивная, непрерывная импульсация, запасы медиаторов, служащих для передачи возбуждения в нейронах, не успевают пополняться за счёт их синтеза. Я думаю, что нет нужды в том, чтобы заострять внимание на процессах, происходящих при этом в организме. Стоит лишь сказать, что при нарушении центральной регуляции все системы организма мгновенно идут в разнос и случающиеся при этом метаболические сдвиги приводят к острой сердечнососудистой недостаточности и смерти, если сердце не успевает до этого остановиться по рефлекторному механизму. Можно сказать и так, что чрезмерно возросшая синаптическая передача истощает синтез медиаторов, вследствие чего происходит дезинтеграция всех отделов мозга, приводящая в итоге к угнетению дыхания и сердцебиения. Рефлекторная остановка сердца и дыхания может возникать при нарушениях работы сосудодвигательного и дыхательного центров при поступлении чрезмерного раздражения в ствол мозга через добавочные и блуждающие нервы. Такое случается при ударе в область солнечного сплетения.

Эти примеры я привёл для того, чтобы показать, что такая своеобразная усталость мозга или его частей (зрения) при чрезмерных внешних нагрузках существует. Нужно ещё упомянуть о таком известном всем факте, как физическая усталость, которая чувствуется гораздо острее при сильной умственной нагрузке, чем при выполнении чисто физической работы.




О возможности полного излечения,
сроках и рецидивах.


Одни из самых часто задаваемых вопросов, который обычно задают люди имеющие болезнь Паркинсона, это сколько по времени займёт лечение и излечивается ли это заболевание полностью. Люди, обращающиеся за помощью при таких заболеваниях, которые принято считать не очень серьёзными, как например периодические головные боли, боли в спине, или гайморит обычно не задают вопросов о том, на какое время им хватит эффекта от лечения. А вот люди с такими болезнями, которые считаются абсолютно неизлечимыми, такими, как Болезнь Паркинсона, или Ревматоидный артрит не верят в саму возможность выздоровления и считают, что неплохо и то, чтобы хоть на некоторое время избавиться от тягостных симптомов.

На эти вопросы я отвечаю так. Если хроническое заболевание не связано с необратимыми органическими изменениями центральной и периферической нервной системы, а также с грубыми изменениями в теле, то такое заболевание является излечимым. Всё только в количестве курсов, которые необходимо провести и сроках требующихся для достижения стойкого эффекта. В медицине нет такого понятия, как вылечить навсегда, поскольку организм является динамической системой, которая подвержена агрессивным внешним влияниям, любое из которых при неблагоприятном стечении обстоятельств способно вызвать любое заболевание. Есть такое понятие, как недолеченное заболевание, это когда требуемый набор мероприятий необходимых для излечения был выполнен не в полном объёме. Есть также понятие – ремиссия, которое подразумевает, что в результате лечения хроническое неизлечимое заболевание перешло из стадии обострения в стадию затихания симптомов. Ремиссия может, быть стойкой или не стойкой, потому, что причина заболевания не убрана, но имеются условия для временной компенсации нарушенных функций.

Традиционный, существующий сегодня взгляд на причины заболеваний считается единственно правильным и безальтернативным, поэтому он знаком любому человеку. Этот традиционный подход предполагает, что у каждого заболевания имеется своя причина, несколько определённых причин, или причина считается не найденной. Лечение предполагает индивидуальный приём препаратов, которые должны помочь при каком-то определённом заболевании. Дальше я писать об этом не буду, потому, что если Вы сейчас читаете эти строки, то знаете о границах эффективности такого теоретического подхода. Сегодня все хронические заболевания являются неизлечимыми, поэтому они и называются хроническими. Разница между разными болезнями только в том, что одни из них не склонны к прогрессированию и позволяют жить долгое время, поддерживая более, или менее сносное самочувствие при помощи лекарственных препаратов. Другие хронические заболевания отличаются тяжёлым нарушением функций и неуклонным прогрессированием на фоне слабого эффекта от лекарственных препаратов, либо полного отсутствия этого эффекта. Болезнь Паркинсона относится именно к таким заболеваниям, но, несмотря на то, что Паркинсонизм также неизлечим фармпрепаратами, как например гайморит, или мигрень, он окружён незаслуженным ареолом абсолютной неизлечимости.

Как Вы понимаете, метод RANC использует принцип Ревергенции, поэтому для этого метода лечения не имеет значения название заболевания, или то, какое мнение у медицины по поводу какого - то конкретного заболевания. Для метода RANC большинство заболеваний являются истинно излечимыми, то есть, применяя этот способ воздействия, мы убираем причину вызывающую заболевание. Вопрос только в том, сколько лечебных процедур, или курсов процедур потребуется конкретному больному человеку.

Есть ещё один очень важный аспект, а именно, по какой причине возникает то, или иное заболевание, что может влиять на время выздоровления и как себя вести, чтобы впоследствии не заболеть вновь. Ну, на первую часть вопроса я уже ответил. Поскольку с наследственностью ничего сделать невозможно, приходится только принять то, что имеется. К счастью влияние дурной наследственности намного преувеличено, и не стоит все нерешаемые проблемы с хроническими заболеваниями вешать на генетическую предрасположенность, как это по привычке делает современная медицина. Я думаю, что в подавляющем большинстве случаев базовые настройки организма, обеспечиваемые наследственностью, могут обеспечивать его нормальное длительное функционирование. Судя по статистическим данным, именно социально-бытовые условия играют решающую роль в продолжительности жизни и возможности её укорочения хроническими заболеваниями. А эти социально-бытовые условия для конкретного человека напрямую связаны с его воспитанием, которое было получено от родителей. Способы реагирования на возникающие потенциально опасные ситуации, само попадание в эти ситуации и то, как человек из них выходит непосредственным образом определяется его поведением, основанным на алгоритмах, заложенных при его воспитании. Какой бы нелогичной не казалась мысль о том, что именно наш способ реагирования на жизненные обстоятельства приводит к возникновению хронических заболеваний, но это так. Однако, по большому счёту, переделать уже сформировавшийся характер человека примерно так же трудно, как и его генетическую предрасположенность, если не сказать, что это практически невозможно. Получается так, что мы имеем реальную возможность устранять хронические заболевания, как материальное проявление особенностей характера данного человека, но ведь характер этот никуда потом не денется и не приведёт ли это к рецидиву этого заболевания. Ответ на этот вопрос важен не только в плане возможных будущих проблем, но и в том, с какой скоростью будет идти выздоровление при проведении лечения методом RANC.


Два типа людей

Не вдаваясь в подробности, но в целом можно сказать так, что если одно и то же заболевание возникло у двух совершенно разных людей и при разных обстоятельствах, то и скорость выздоровления и возможность рецидива заболевания у таких людей будут разными. В этом отношении людей можно условно разделить на два основных типа. Первый тип, это люди, имеющие в целом позитивный жизненный настрой, который позволяет им жить долго и практически без недомоганий, а при их возникновении такие люди и к болезням относятся легкомысленно, поэтому незначительные болезни не особенно меняют качество их жизни. Такой тип людей может получить какое-то по-настоящему серьёзное заболевание только в случае обстоятельств непреодолимой силы. Чрезвычайными обстоятельствами могут, например, быть неожиданная смерть близких, крах семейных отношений, внезапная потеря жилья и (или) работы, попадание в тяжёлое ДТП. После того, как такие события миновали, а вызванный ими рост неосетей привёл к возникновению какого-нибудь хронического заболевания, оно может быть вполне успешно устранено. Конечно, на лечение может потребоваться определённое (в зависимости от особенностей этого заболевания) время, но при качественном и полном его долечивании возможность рецидива заболевания минимальна. То есть условием для возникновения заболевания является какое-нибудь новое чрезвычайное событие.

Другим типом людей являются те, особенности характера которых приводят к жизни, постоянно и равномерно наполненной жизненными неурядицами, каждая из которых в отдельности не является значительным событием, но все вместе они истощают организм настолько, что приводят к возникновению хронических заболеваний. Обычно такие люди на вопрос о том, не было ли какого-нибудь события, которое могло, по их мнению, спровоцировать начало заболевания, отвечают отрицательно. Тот маленький ад, который окружает их ежедневно, они привыкли считать нормой, поэтому и не видят никакой связи между образом жизни и заболеванием. Но она есть и эта связь прямая, просто к возникновению заболевания нужно относиться не как к неизвестно откуда взявшейся напасти, а как к закономерному следствию обстоятельств. Многие это понимают, но я пишу об этом не для того, чтобы ещё раз напомнить, а с практической целью. Дело в том, что выздоровление при использовании метода RANC от Болезни Паркинсона у таких людей протекает гораздо медленнее, чем у тех, у кого заболевание было спровоцировано случайным событием.

Физиологический механизм возникновения (патогенез) заболевания и устранение звеньев этого патогенеза при Паркинсонизме, как и при любой другой хронической патологии, напрямую связаны с образом мышления больного человека. Я думаю, что не стоит браться за заведомо невыполнимую задачу самодеятельных психологов по исправлению менталитета, самыми простыми рекомендациями которых являются «не обращать внимание» и «не нервничать». Это невыполнимые требования, ведь даже когда человек не подаёт вида, что ему что-то не нравится, внутренний протест остаётся. А ведь существование этого внутреннего психологического напряжения и является ключевым звеном пускового механизма для развития любого хронического заболевания, в том числе и болезни Паркинсона. Поэтому, я думаю, что самым эффективным советом, который можно дать пациенту, проходящему лечение методом RANC для увеличения эффективности лечения, это постараться просто избегать тех ситуаций, которые провоцируют негативные эмоции. Совет совсем не новый, но с точки зрения физиологии он более оправдан, чем попав в такую ситуацию стараться сдерживать свои эмоции.



Подведение итогов. Возникновение патологических нейросетей и их устранение.

Вот пока, пожалуй, и всё и поэтому стоит подвести краткий итог этого обширного повествования. А он состоит в том, что патогенетическим механизмом для возникновения и последующего прогрессирования хронических заболеваний является возникновение в мозге патологических нейросетей на фоне агрессивных внешних воздействий. Первичным звеном патогенеза хронических заболеваний в современных условиях является чрезмерно эмоциональное восприятие этих воздействий, основанное на особенностях менталитета. Добиться излечения хронических заболеваний можно устранением этих нейросетей путём искусственного усиления межнейронной передачи возбуждения во всех отделах мозга посредством гиперстимуляции ретикулярной формации. Под воздействием такой гиперстимуляции все нейросети головного мозга ставятся в условия дефицита синтеза нейромедиаторов. Этот дефицит приводит к уменьшению, а затем и к прекращению проведения возбуждения в первую очередь в новообразованных нейросетях (неонейросетях), так как они по сравнению с генетически обусловленными и созданными целенаправленно всегда имеют более слабую структуру. Регулярно проводимая гиперстимуляция ретикулярной формации создаёт для мозга новую ситуацию, когда проведение возбуждения в неонейросетях также регулярно отсутствует. В таких условиях нейроны, аксоны которых участвуют в неонейросетях, путём нейропластических процессов конвергенции и дивергенции переориентируются и интегрируются в нормальные нейросети, из которых они когда-то были отвлечены. Этот процесс восстановления нормальных функций мозга посредством запуска процессов дивергенции и конвергенции в участках головного мозга, в которых нейропластичность привела к негативным последствиям структурного и функционального характера, я называю Ревергенцией.

В том, что Ревергенция существует и её итогом является Восстановление Активности (Реактивация) Нервных Центров у меня нет никаких сомнений. С тех пор, как после 14 лет исследований в 2012 году я опубликовал результаты своих наблюдений на этом сайте, возможность убедиться в реальности избавления от хронических заболеваний этим методом имели не только мои пациенты, но и те, которым процедуры RANC выполняли в других местах. Однако, до сих пор в силу объективных обстоятельств о методе Реактивации Нервных Центров известно крайне мало, а те, кто о нём знает не понаслышке, а по собственному удачному опыту, не понимают в полной мере его смысла. Именно для того, чтобы смысл этого революционного способа влияния на головной мозг стал более понятен, я и написал эту обширную статью.

Абсолютное большинство людей, я думаю, что не менее 99.99%, считают, что метод Реактивации Нервных Центров (RANC) является одним из многих методов лечения современной медицины. Это утверждение одновременно является и верным, и не верным. Верно оно потому, что на самом деле метод RANC,- реально существующий и физиологически обоснованный способ оказания влияния на центральную нервную систему с целью устранения причины хронических заболеваний. А неверным это утверждение является потому, что Медициной абсолютно все считают фармакотерапию, как единственный путь борьбы с заболеваниями.

Я понимаю, что для обычного человека медицина является чем-то единым, и он не имеет никаких мотивов для того, чтобы пытаться вникать в её теоретические основы. Поэтому я хочу кратко пояснить кардинальное отличие современной Медицины, основанной на фармакотерапии, от предлагаемого мною иного направления. Всё дело в уровнях, на которых оказывается воздействие на организм. Фармакотерапия основана на вмешательстве в процессы обмена веществ на внутриклеточном и межклеточном уровнях путём введения препаратов, которые либо блокируют, либо стимулируют химические реакции. Известная эффективность фармакотерапии связана с тем, что минимальные и немногочисленные нарушения при сохранности основных звеньев метаболизма могут поддаваться такой коррекции. А неэффективность фармакотерапии связана с тем, что при нарастании количества и качества возникающих нарушений возможность их компенсации введением препаратов падает до нуля. Создаются условия, когда для компенсации метаболических процессов требуется введение множества различных препаратов с взаимоисключающими принципами действия.

Метод RANC основан на рефлекторном принципе, который абсолютному большинству людей также непонятен, как и принцип фармакотерапии, кроме того в самой рефлексотерапии до сих пор нет чёткого понимания её механизмов и границ её возможностей. По этой причине рефлексотерапия сегодня является чем-то второстепенным и несерьёзным, если судить по её доступности, распространённости и мнению пациентов, которые никаких надежд на неё не возлагают. Поэтому о методе RANC нужно сказать отдельно и чётко обозначить, чем он отличается от современной Медицины-фармакотерапии.

Метод Реактивации Нервных Центров (RANC) основан на вмешательстве в структурно-функциональное устройство мозга с целью изменения имеющихся межнейронных связей. В результате этого метаболизм на внутриклеточном и межклеточном уровнях в органах и тканях изменяется в нормальном направлении из-за изменения центральной регуляции. То есть, нет никакой необходимости в том, чтобы пытаться вычислять особенности хитросплетений метаболических нарушений при тех или иных хронических заболеваниях, а можно спокойно положиться непосредственно на возможности предназначенного для этих целей головного мозга. Таким образом, отличие фармакотерапии и RANC в подходе к решению проблемы хронических заболеваний настолько принципиально, что говорить о методе RANC как об одном из методов современной Медицины совершенно неоправданно. Это два абсолютно разных способа оказания влияния на организм, у которых в связи с этим имеются совершенно разные и несравнимые по достигаемому эффекту результаты. На мой взгляд, наиболее близкое сравнение, которое можно привести, чтобы охарактеризовать отношение фармакотерапии к RANC-Ревергенции, это как отношение химии к физике. Химические процессы находятся в подчинённом положении по отношению к физическим явлениям, в которых эти химические процессы протекают. Таким образом, фармакотерапия, - это попытка оказывать влияние на отдельные химические процессы метаболизма, а RANC-терапия,- это возможность оказывать оптимальное влияние на все эти процессы одновременно и именно тем способом, который изначально предусмотрен генетически.

Я не имею иллюзий о том, что этот новый революционный подход к лечению хронических неинфекционных заболеваний будет быстро понят и принят, потому что открытия такого масштаба ещё никогда не достигали широкого общественного сознания в короткий срок и без традиционного сопротивления. Если бы эта идея была бы столь очевидна, что могла бы возникнуть у любого человека, знакомого с анатомией и физиологией, то Ревергенция была бы уже давно открыта и её плодами мы все давно пользовались. Но возникновению новых идей и технологий всегда мешают не столько, и не только уже существующие привычные технологии, но в основном недостаток информации, не позволяющий сделать обобщения и выводы, на которых базируются новые технологии.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов активное сознательное сопротивление внедрению новых технологий со стороны традиционно принятых и повсеместно существующих. Экономическая выгода для потребителя товаров и услуг от внедрения новой технологии никогда не стояла, и не будет стоять на первом месте у их производителя, поскольку это всегда сопряжено с большими убытками. Поэтому залогом успеха при внедрении новой технологии всегда должна являться не столько её безальтернативность или выгода для потребителя, сколько ощутимая выгода для производителя товаров или услуг. В этом отношении метод RANC, несмотря на то, что явно идёт вразрез с сегодняшними интересами медицинской практики, имеет все шансы для успешного внедрения, поскольку он несёт явную выгоду, как для пациентов, так и для практикующих врачей. Врач получает в свой арсенал высокоэффективный метод лечения, не требующий дорогостоящей аппаратуры и инструментов, а пациент имеет возможность получить эту высокоэффективную помощь за вполне приемлемый бюджет. Однако, ситуация с методом RANC имеет очевидный нюанс, который состоит в том, что акцент высококачественной медицинской помощи может сместиться с крупных медицинских центров в сторону мелких и общедоступных, если эти крупные центры останутся на позициях прежних традиционных технологий.

Я думаю, что RANC-терапия ещё долго будет оставаться недоступной для абсолютного большинства людей, нуждающихся в помощи. Это вовсе не от того, что сама идея устранения причин хронических заболеваний простым и доступным способом нереальна, ведь за семь лет мне удалось снять на видео более семисот реальных свидетельств людей, которым она помогла, а в основном от того, что в неё очень трудно поверить. Шутка ли, принять на веру то, что идея лечения заболеваний при помощи фармакотерапии себя исчерпала и вся мировая медицина находится в тупике, а решение проблемы оказалось таким до неприятного неожиданным и простым? Конечно, в это не то, что трудно поверить, потому что сама идея логична и физиологически обоснована, но в это просто неприятно и не хочется верить, так как нет ничего труднее, чем менять своё мировоззрение. Особенно это тяжело для врачей, потому что для принятия идеи Ревергенции требуется полностью поменять свой взгляд на физиологию и патогенез заболеваний, то есть пересмотреть и заново переосмыслить то, чему нас всех учили. Очень мало найдётся людей, которые на это пойдут без какой-либо серьёзной мотивации. Поэтому ко мне в Клинику обращаются люди, которые побывали везде и уже отчаялись получить помощь. Нужда заставляет таких людей внимательно изучать материалы моего сайта, разбираться со всем, что говорится в тематических статьях и, поняв о чём я говорю, поверить в возможность избавления от заболеваний методом Реактивации Нервных Центров. Возможности моей Клиники «НЕВРОЛОГИКА» по приёму пациентов очень ограничены, а людей, нуждающихся в помощи, очень много, но основная масса больных людей не стараются понять смысла применяемого метода, поэтому в Клинику попадают только те, кто всё понял и принял сознательное решение лечиться методом RANC.

Таким образом, метод RANC не будет доступен для всех, кто в нём нуждается, пока не станет повсеместно известным и понятным, хотя бы как мануальная терапия, гомеопатия, остеопатия и другие, на мой взгляд, странные, но популярные и известные методы «лечения». А до тех пор, пока метод RANC и Ревергенцию будут обходить молчанием или по причине отсутствия любопытства и вытекающей из него неосведомлённости называть околонаучным бредом, реальную помощь смогут получать только те, кто сам во всём разобрался. А эта статья написана именно для таких людей, которые ищут и хотят понять физиологические механизмы, на которых базируется этот революционный метод лечения, которому по эффективности уже сегодня нет равных. Со временем этот оригинальный физиологический подход к устранению причин хронических заболеваний станет единственно верным и повсеместно применяемым, а пока он доступен лишь единицам. Я не считаю разумным предпринимать для популяризации этого нового подхода к лечению заболеваний каких-то дополнительных усилий и мер, кроме того, что я публикую на сайте и делаю в своей Клинике. Идею Восстановления Активности Нервных Центров я считаю вполне жизнеспособной и способной увлечь достаточное количество нуждающихся в ней людей, а лишняя популярность для серьёзных научных идей никогда не требовалась, но даже наоборот, всегда вредила. На мой взгляд, вполне достаточно того, что с подробностями и закономерностями процессов, происходящих в организме, будут знакомы специалисты, профессионально занимающиеся лечением. А людям, которые нуждаются в лечении, в большинстве случаев неинтересно знать все эти подробности, но вполне достаточно понимать, как не заболеть, а если уж заболел, то, как нужно лечиться, какое время это займёт и во сколько это обойдётся. В общем, для пациентов самое главное знать, что лечение, которое он получает, научно обоснованное, наиболее безопасное, наиболее эффективное и наименее дорогое. Метод RANC всем этим требованиям соответствует, но сегодня, пока он не имеет широкой известности, пациентам приходится самим добывать необходимые сведения относительно этого метода лечения. Меня радует, что информация с моего сайта не просто копируется другими сайтами, а на многих сайтах в интернете опубликованы оригинальные статьи, в которых авторы подают идею RANC своими словами. Это говорит о том, что физиологические принципы, на которых базируется этот метод, понятны авторам этих статей и подтверждаются их практикой.

Я знаю, что, сколько бы я не писал и не приводил удачных примеров, всё равно поверить в то, что все хронические заболевания имеют единый патогенетический механизм и единый способ их устранения практически невозможно. Однако, это так, поэтому и шизофрения, и гайморит, и грыжи межпозвонковых дисков, тройничный нерв и Болезнь Паркинсона с ревматоидным артритом и многие, многие другие хронические заболевания можно теперь успешно лечить методом RANC-REVERGENCIA. И хотя на канале моего сайта имеются 760 видеороликов с отзывами людей, выздоравливающих и выздоровевших от этих и многих других хронических заболеваний, нужно всё же учитывать, что из тех, кто лечился, сняться согласился лишь один из двадцати. И, несмотря на то, что я уже много лет наблюдаю за этими «чудесами», но до сих пор сам не могу привыкнуть к этому, потому что крепкие рамки, вложенные за годы обучения в мединституте, говорят мне, что так не бывает. Бывает, и те, кто сам применял этот метод, может подтвердить, что всё это правда. А теперь, после публикации этой работы у людей, практикующих метод Реактивации Нервных Центров, будет ещё меньше вопросов.

Спасибо за проявленное внимание.
Я надеюсь, что это обширное обозрение, посвящённое тонким механизмам, лежащим в основе метода Реактивации Нервных Центров, дало Вам ответы на возникающие вопросы относительно этого физиологического феномена.

Я буду признателен за Ваши комментарии относительно затронутых в этом обзоре вопросов.

С Уважением, врач невролог Андрей Александрович Пономаренко.
Краснодар 13 мая 2019 года.


comments powered by HyperComments